• Авторизация

  • Поиск

    Найти на сайте: параметры поиска

YELLOW SUBMARINE ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА

30 апреля 2018 - модератор
article2675.jpg
 YELLOW SUBMARINE ИМЕНИ В. И. ЛЕНИНА.
Милосердие стучит в мое сердце

Когда был Ленин маленький с кудрявой головой, он тоже бегал в валенках по горке ледяной. Камень на камень, кирпич на кирпич — умер наш Ленин Владимир Ильич. Эта антитеза высекала из сердца искру сострадания.
Потом на глазах скончалось еще куча народу. Сталин,
Хрущев, Кеннеди, Гагарин, Джавахарлал Неру и его дочь Индира, Суслов, Брежнев, Черненко, Андропов, Элла Фицджералд… Так что боль притупилась.
И вот ленинградский дружок Дима Смородин, внук питерского большевика, показывает мне всякие исторические реликвии. "Это мой дедушка, — Дима полюбовался на усатого Петра Смородина в толстовке. — А это дедушка Ленин". Тогда я и увидела впервые знаменитую впоследствии карточку, до перестройки тщательно скрываемую от глаз впечатлительного советского народа.
Один из последних снимков в Горках. Ильич сидит в кресле-каталке с лицом хуже, чем мертвым, — каким-то выпотрошенным, что ли. Дух словно бы вырван из этой оболочки, грубо и страшно, как вырывают ноздри. Или язык.
И вновь смерть Ленина стала волновать меня, как некая жуткая тайна. А потом уже не было секретом, какая болезнь
разъедала этот супермозг. Но в эпоху скандальных разоблачений милосердие вдруг опять постучалось в мое сердце. И находит в нем отклик уже не менее девяти лет.
Поэтому, оказавшись в Горках, я не усмехалась в усы и не делала оскорбительных замечаний, а лишь тихо и вдумчиво скорбела.

Он существует!

Да, государственный музей-заповедник "Горки Ленинские" существует и поныне, лишь переданный с баланса ЦК КПСС на баланс Министерства культуры России. Поэтому Великий Октябрь, который знаменует в нашей стране начало отопительного сезона, в ленинском комплексе сохраняет свой сугубо сакральный смысл. Не топят. Музейные опять же оклады. Путь неблизкий, если кто из Москвы. Тема вянет буквально на глазах. Странно, если бы молодежь не сбежала отсюда, как белые недобитки со своими истеричками. Произведен чистый эксперимент по естественному отбору. Что и привело (согласно устаревшему Дарвину) к преобразованию популяции.
В то время как на "материке", по обыкновению бессмысленно и беспощадно, искореняется память об авторе гениальной антиутопии — здесь, на этом рифе идеализма, имя вождя свято. Компромисс с "режимом" вполне формален: теперь в Горках изучают археологию края, крестьянский быт, историю усадьбы и ее бывших владельцев… А лично я наткнулась на стаю польских лесников, что прибыли дивиться экологическому состоянию угодий.
Славные люди поддерживают жизнь в гулком мемориале, залегши в своей выкрашенной классицистской охрой субмарине на грунт двадцатых годов. Время тут остановилось, и вечно — листопад в старинном парке...

Адреса и явки.

ЕБН, мой президент, имел виды на дворец Казакова.
Основоположник русского классицизма в 1786 году построил в Кремле здание Сената. Впоследствии его занял Совнарком. Там же, без отрыва от производства, жил в кругу семьи Ленин (известный в этом кругу как Володя) со своей женой Наденькой и сестрой Маняшей.
После того, как по большевикам прошло историческое рыдание, жилище вождя в бывшем здании царского Сената было решено оставить в мемориальной неприкосновенности вместе с женщинами. После смерти Крупской эта жилплощадь открылась для посетителей как популярный музей-квартира Ленина в Кремле. Сорок лет публика завистливо осматривала коммутаторную, кухню и девять комнат (всего около 500 кв.м), а лично меня, бабушку творческой молодежи, принимали тут в пионеры.
Мой же президент, за которого я ноги била к избирательному участку и обратно, за здорово живешь лишил меня святой памяти о страшной клятве под кодовым названием "ЯЮПССПЛСТ" ("Я, юный пионер Советского Союза, перед лицом своих товарищей..."). Дворец
Матвея Казакова сильно глянулся моему президенту конкретно как офис, и мой президент дал команду своей команде буквально выкинуть экспозицию музея-квартиры куда хотите. И 40 тысяч экспонатов плюс библиотека начитанной семьи обрушились на "Горки Ленинские". Скромное экскурсбюро комплекса, в свете реформ утратившее свою прямую функцию (узкоглазые адепты идей чучхе да пара школьных групп в хорошую погоду), приняло музей-квартиру целиком.
Пять женщин и нынешний директор квартиры Александр Михайлович Савинов, тоже не Геркулес, на себе таскали шкафы, книги, бронзу, рояль… Это был их переезд. Их старушечьи платья Крупской, их латаные кастрюли, их стопки переплетенных клавиров с вензелями на обложках "О.У", "М.У", "А.У", принадлежавшие девочкам-Ульяновым… Все это добро естественно соединилось с внятным, опрятным и честным содержанием их прошлого в Горках, где они проживали и работали как бы в невесомости. Как бы растворенные в скромнейшем из гениев.

Старейшина.

Из всего штата кремлевского музея-квартиры Людмила Ивановна Кунецкая осталась одна — как Фирс. Любовь ее к Ильичу безгранична. Она называет его "Володечка". Жизнь и труды Ленина — неиссякаемый источник оптимизма. Семья Ульяновых — образец ячейки. Крупская — идеал женщины.
Людмила Ивановна Кунецкая тоже с годами вышла замуж (за редактора политической литературы) плюс в отличие от своего женского идеала родила дочь (искусствоведа). Придаю этому обстоятельству большое значение. Выходя замуж, мы начинаем смотреть на жизнь как-то под другим углом. Придирчиво следим, чтобы муж мыл руки с мылом и не надевал коричневый пиджак к серым брюкам. Эти куриные заботы отчасти вытесняют высокие порывы. Не до такой, конечно, степени, что — трах, и забыла, как умножать на десять и кто кому навешал при Аустерлице. Нет. Но все же не так беззаветно предаешься структурному анализу и критике Каутского.
Не тот случай у Людмилы Ивановны Кунецкой. В сердце прекрасной жены, матери, тещи и бабушки, ничуть не потеснившись, вольготно, как в усадьбе "Горки", живут так называемые Володечка со своей Наденькой, и нету для них на нашей планете оплота надежней. И чем энергичней разрушаются монументы, чем холоднее и тягостнее запустение в музейных стенах — тем жарче пылает радиатор этого вместительного сердца.
Все сотрудники заповедника проживают в поселке Горки и окрест. Одна Людмила Ивановна колесит из Москвы. 20 км от Окружной. Впрочем, делать на рабочем месте особо нечего, если не считать в тот день встречи со мной. Конечно, было бы в сто раз легче пригласить меня домой, усадить под портретом Крупской, налить чайку и рассказать, как в 1955 году ей посчастливилось открывать музей-квартиру Ленина и видеть живьем Бонч-Бруевича и ряд других уцелевших раритетов. Но старейшина музея-квартиры, а теперь и заповедника "Горки Ленинские" пользуется любым поводом, чтобы приехать сюда, походить по комнатам и потрогать истлевающие святыни.

Поздравляю: Луначарский умер своей смертью.

Но почему? — изнывала я от любопытства. Что за любовь такая к разрушительной, темной силе, к фигуре инфернальной, сатанинской, как трактуют Володечку либеральные выползни шестидесятых?
Не надо, впрочем, думать, что я так и полезла с полемикой к пожилому человеку, ради меня проделавшему крутой маршрут по Каширскому шоссе двумя автобусами. Или, развязно подмигнув, принялась заверять ученую собеседницу: ваши убеждения мне хотя и ненавистны, но за право их отстаивать я отдам свою сравнительно удачную жизнь.
Во-первых, Вольтер, как я недавно узнала, этого не говорил. Во-вторых, жизнь мне намного дороже убеждений, тем более чужих. И, в-третьих, мне как раз исключительно интересно все чуждое. "Нет!" — ксенофобии!!! Бегом под мою защиту — геи, коммунисты, гуманоиды, двухголовые поросята и А. Б. Чубайс! Я скромно спросила: "Почему вы увлеклись Лениным?" — и все.
— Чем больше читаешь Ленина, — сказала женщина-философ, — тем больше он затягивает. Но Владимир Ильич волнует не только как теоретик, а как личность. Подумайте: с его талантом, образованием, с его социальным положением он мог ведь претендовать на очень высокий пост в царской России. Я уверена, если бы он захотел, то стал бы премьер-министром.
— Так он и стал… — я растерялась. — А образование, кстати, было не ахти. Из Казанского-то, с юрфака, выгнали. За брата, Сашу-бомбиста, да?
— Дело не в этом! Дело в том, что он ставил перед собой другие задачи! Крупская сказала: "Ему кусок не шел в горло, когда он думал, что голодают дети". Много вы знаете людей, которые беспокоятся о чужих детях?
— Да любой средний американец! Сплошь и рядом
усыновляют наших сирот! (Бестактное замечание. Некорректное. Сама знаю.)
— И которые посвящают жизнь тому, чтобы дети перестали голодать!
— А что, дети перестали голодать? — обрадовалась я.
— Да, до 1985 года дети не голодали.
— Но я слыхала...
— Неправда. У нас были прекрасные детские дома. Леди Астор — знаете такую? Занималась детским вопросом. Она сказала Сталину, что такой системы дошкольного воспитания и детских домов нет нигде в мире.
Не знаю леди Астор. Наверное, она англичанка с постоянной пропиской в старейшем демократическом королевстве. Ей простительно. Но Людмила-то Ивановна выросла в России, в небогатой семье военного, моталась по гарнизонам… К тому же философ. На факультете ее учили всему на свете — от высшей математики до истории философии, которую она всегда сдавала по первоисточникам (Авенариус, Мах, Анти-Дюринг), а также, разумеется, и истории различных революций. Пожирающих, буквально все как одна, своих детей. Вернее, отцов. Короче, всю родню, а заодно и посторонних граждан.
— Говорят про жестокость Ленина… — леди Астор доверчиво смотрит на меня детскими глазами. — Это была просто вспыльчивость. Вот резолюция: "Нет школьных программ — повесить Луначарского!" Разве Луначарского повесили? Он намного пережил Владимира Ильича...

Кленовые листья шуршат и шуршат в саду...

В Горках безлюдье и красота. Усадьба окружена сонным дворянским парком. Из тех, что с помощью Лебешева любит снимать Михалков в приступах ностальгии по ударению на втором слоге своей фамилии. Вот выплывает из рощи мирная пожилая чета, размытая туманной изморосью. Нет, они не сотрудники. И не живут здесь, нет. Приезжают из Москвы, это их любимое место прогулок. Здесь обитает ленинский дух, здесь, как бы вам сказать, оазис прежних идеалов. Пожалуйста, не надо ничего записывать. Идеалы — над этим теперь смеются. Но без идеалов нельзя жить, вам не кажется? Мадам — коммунистка? Да, мадам — коммунистка. Вы теперь не любите коммунистов, не так ли? Только не я. Моя толерантность не знает границ. Но вы ведь представитель демократической прессы? Кто, я? Я представитель фракции защиты ластоногих в международной организации "Гринпис".
— Неужели? — подал голос спутник коммунистки и обнаружил акцент.
О нет, он не эстонец. Он канадец. Канадский коммунист.
Историк. А это его жена, переводчик. Да, переехал к жене в Москву. Зачем?
— Я хотель смотреть, куда кончается эта сказка.
— Сказка? Вы сказали — "сказка"?
Жена взяла его под руку:
— А сами-то, — она очень-очень внимательно осмотрела мое простое лицо. — Что вы-то сами думаете обо всем этом?
— О чем?
— Ну, о том, что там происходит, — она махнула головой в
сторону Каширского шоссе (где у поворота на Горки бетонную мачту венчает портрет наподобие Веселого Роджера с угрозой: "Идеи Ленина живут и побеждают!").
В целом я не против. Но нерпы! Нерп жалко. Особенно детей.
И мы с канадским коммунистом обменялись крепким рукопожатием.

Зинаида.

Познакомившись с ней поближе, просвещенный миллионер Савва Морозов буквально потерял голову, хотя Зинаида была женою его кузена. Развод, второй брак, столичные дуры судачат, что Савва Тимофеевич женился на работнице Никольской мануфактуры, присучальщице.
Однако дом "присучальщицы" сделался первым московским салоном. (Шаляпин, Врубель, Книппер-Чехова, Шехтель, Станиславский, Витте etc.) Зинаида Григорьевна была так умна, что одна из немногих в России понимала: спасение — только в союзе капитала с пролетариатом и ни в каких других союзах. В смысле — дадим людям заработать, тогда и верхи смогут, и низы захотят. Она порицала мужа за революционные увлечения, особенно за финансовую поддержку
социал-демократии, в чем я понимаю ее как никто.
"Не секретом было для нее и то, что муж, постоянно мучившийся противоречиями мировоззренческого характера, был слишком привязан к актрисе МХТ М.Ф.Андреевой". (Я бы гордилась такой фразой, но принадлежит она, к сожалению, научным сотрудникам ГИЗ "Горки Ленинские" Е. Савиновой и С.Давиденко.) Савва открыто содержал друга Горького Андрееву, и друг Горького вела себя при этом совершенно по-блядски. Морозов не выдержал раздвоения своей личной и общественной жизни и застрелился в Каннах.
Через пару лет богатая вдова вышла замуж за генерала Рейнбота и приобрела имение "Горки". Новое хозяйство замыслила как крупную ферму и с блеском реализовала замысел. Изобретение, которому пошляки из ГОЭЛРО присвоили впоследствии звание "лампочки Ильича", лет за десять до "плюс электрификация всей страны" пронизало имение от ванных комнат до скотного двора. Даже подача кормов и воды коровам была электрическая.
После революции Зинаиду Рейнбот, разумеется, турнули из "Горок", радостно объявив усадьбу национальным достоянием. До 30-го года она распродавала вещи, тем с детьми и кормились. Потом МХАТ выбил ей пенсийку. Войну пересидела под Москвой. Умерла последняя законная хозяйка усадьбы "Горки" 80-летней в деревне Ильинское в 1947 году.
И на том спасибо.
Ну, а теперь — все на экскурсию! Вот коляска с мотором, английский подарок, пользовался Дмитрий Ильич, ногами страдал. Для Владимира Ильича, видите, поставили только дополнительные перила, а так ничего не трогали, не велел. Это ж не ихнее было, они с Надеждой Константиновной помнили, приказали не менять. Все от прежних хозяев, от барыни — очень шикарная была женщина, жена градоначальника, что ли. Вот ангелочки, Мария Антуанетта… Это Траурный зал. Гроб стоял. Маска скульптора Меркурова. Смотрите, написано: 4 ч. ночи. В четыре ночи, значит, снял и на гипсе написал — для памяти. Тут вот библиотека, подарки всякие от народа. Символический письменный прибор: кузнецы куют народное счастье...
Валентина Борисовна Некрасова неожиданно рассмеялась. Она тут и смотритель, и гардеробщик, и уборщица, и экскурсовод. За тридцать-то лет наслушалась, все выучила. Ученые девчонки разбежались, за 120 тыщ кому охота. Осталось шесть бабок на усадьбу, и работы хватает всем. Метешь, метешь, а пыль, откуда ее, летит… Китайцы посещают очень хорошо. Любят Ленина. "Вы, — говорят, — непостоянный народ". Метко замечено. Но как раз Валентина-то Борисовна — постоянна, что твой китаец. Как работала — за 90 рублей, потом за 187 тысяч, так и работает. Теперь еще плюс пенсия 250. И что характерно: 90 рэ — хватало. А нынче...
— Рыбу сравняли с мясом! Раньше рыбки купишь — сэкономишь, крутились. А сейчас? Вот помру — и похоронить нечем. Одна дорога что стоит! Раньше тута жила, на Яме. Снесли нас, новые русские построились.Теперь — в Домодедово. Ездию, а что делать. Электричкой и двумя автобусами. В шесть встаешь, к девяти сюда. Я-то? Счас одна. Разошлась — пил, пьяница. Двое сынов женатые.
Обратно им помогай! Да работают, а чего зарабатывают? Семья, двое детей, надо идти воровать или торговать. Ну, у меня участок три сотки и сотка под зелень. Для деток, внучков витаминчики… Это вот спальня, она же и кабинет. За ширмочкой — Надежды Константиновны коечка, спала тут, чтоб поблизости если что. А тут — Ленин. На этой кровати и умер.
В солнечной светелке, видимо, бывшей детской, Крупская читала Ленину книжки: Горького, Джека Лондона, Щедрина. Любил он, как она вспоминала, и стихи. Особенно Демьяна Бедного. "Читаешь ему, бывало, стихи, а он смотрит задумчиво в окно на заходящее солнце… Никогда, никогда коммунары не станут рабами! Читаешь, словно клятву Ильичу повторяешь, — никогда не отдадим ни одного завоевания революции..."
Ах, Надежда Константиновна, экие нескладехи вы все. Что Зинаида-миллионщица, что вы, что тетя Валя Некрасова… А ведь вам матушка воспитательные стихи писала: вот Надюша шьет, вот Надюша кашу варит, а вот цветочки поливает. Отнюдь не писала, как Надюша делает революцию и не отдает завоеваний. Дались вам эти коммунары с их свободой! Слушались бы маму — столбовую дворянку, приглядывали по хозяйству, холили свою девичью красу. Поручик Константин Игнатьевич, папаша ваш, член Польского союза офицеров, нашел бы вам мужа-шляхтича, вышли бы замуж за хорошего человека, деток бы растили… Может, оно тогда и вышло бы все по-Божески — и для той, что ходила по этим комнатам до вас, с веером, и для той, что после вас, — с веником. И Володя ваш, глядишь, при другой жене больше бы думал о персональном счастье и меньше — о народном...
А теперь что ж — права Валентина: "Царствие ему небесное. Отмучился. А мы вот живем. И на том спасибо". Золотые слова.

Ленин и дети.

Ленин (это общеизвестно) очень любил детей. И Крупская их без памяти любила и всю жизнь посвятила их воспитанию, почему и пединститут у нас имени Крупской, и роддом. О том, как они этих маленьких негодяев любили, рассказывает следующее воспоминание Надежды Константиновны:
"Часто он полушутя спрашивал: "Не правда ли, ты вырастешь хорошим коммунистом?" Это было его глубокое желание, чтобы каждый ребенок вырос сознательным коммунистом и продолжал то дело, за которое мужественно боролись и борются революционеры всех стран".
Взять мою дочечку с подвижной психикой и пикантным остеохондрозом. Такие как раз в запальчивости стреляли в градоначальников, а влюбившись в террористскую какую-нибудь сволочь, порывали с семьей. Хороша я буду вместо агукать над внуками — одна под Новый год. Нетушки! Не правда ли, зайка моя, мы вместе увидим в гробу то дело, за которое мужественно боролись и кое-где еще порой борются революционеры всех стран?
В крайнем волнении, изменившимся лицом бегу в школу "Памяти Ленина" — неподалеку, в поселке Горки. Очень хорошая школа Академии педнаук, экспериментальная. В 58-м здесь впервые в СССР ввели одиннадцатилетнее обучение. Сейчас в старом здании резвится малышня. Новое, для жертв пубертатных искушений, — через мостик. Там вывеску сменили на "Лицей "Горки"". Часть этой
постройки (бывший интернат) сдана в аренду под базу нового русского отдыха. АПН (сейчас — РАО, Российская Академия образования) любит проводить эксперименты, но предпочитает, чтобы ее кролики добывали себе на пропитание сами. Впрочем, сюжет с арендой для моей чисто гуманитарной задачи — факультативен. Лицей — самостоятельное юридическое лицо, крутятся, как могут. Намного полезнее изучить идеологическое лицо подростков, созревающих в культовом месте.
Поторговавшись в десятом классе с учительницей химии, я выпросила десять минут на анонимные сочинения. Тема: "Что я, юный житель "Горок Ленинских", знаю и думаю о Ленине?" Мое хитроумие принесло плоды. Ребята погоготали, но поняли с полуслова. Через десять минут листочки были сданы.
"Ленин — это история. Но желательно, чтобы она не повторилась. А лично для меня, то Ленин симпатий у меня не вызывает. Не будем его винить, но и благодарить не за что".
"Не могу сказать, что Ленин для меня в почете, но все-таки приятно ощущение того, что наше место известно для людей".
"Моя школа памяти В. И. Ленина, но мне от этого ни тепло, ни холодно".
"Ну жил он здесь немного, ну умер. Интерес к нам только у некоторых журналистов да фанатиков Ленина".
"Для меня Ленин прежде всего — гениальный человек (по биологии мы узнали об его огромном размере мозга). Я думаю, что пока не дозрела для того, чтобы дать правильную оценку того, что он сделал со страной".
"Ленин для меня довольно темная личность".
"Не знаю, меня там не было. Но по рассказам, если бы не он, то был бы кто-то другой. Так что какая разница-то..."
Здравомыслие молодежи обнадежило. Особенно вот такой фрагмент:
"Владимир Ильич Ленин — вождь революции. Это был серьезный, умный человек, который вывел нашу страну из тупика. Ленин жил — Ленин жив — Ленин будет жить! Да здравствует Мировая революция пролетариата! Смерть капиталистам, которые сидят на спинах рабочих! Революции, ура!"
Этот текст примечателен тем, что встречается дважды, с полной идентичностью пунктуации. Кто у кого списал — установить невозможно, но сам факт порадовал здоровым цинизмом.

Ленин и дети-2.

Наведалась я, перейдя мостик, и к малышам. К тем, что наподобие божьих коровок лазают по облупленной скульптуре Ленина у порога (как тревога) начальной школы имени его памяти. Как пожилая учительница ни делала большие глаза, крошки весело кричали, что коммунисты хотят захватить власть, чтобы хорошо было только им! Спорить мы не стали, я вообще не сторонник политических дискуссий с несовершеннолетними. Волновал лишь вопрос: кто такой Ленин? Мнения разошлись. "Писатель", выдвигали версию одни; "типа президента", не соглашались иные; "он царя убил", догадывались наиболее смышленые. А Сережа сказал: "Учитель. Он в нашей школе работал". И чему же учил? Всему! Он учил всех людей! Как же ему удавалось научить сразу всех? А по телевизору!
В общем, в экспериментальной школе мне понравилось. Только я так и не поняла, в чем заключается эксперимент.

Номенклатурная корова.

Сразу, как въедешь на территорию, торчит ни с того ни с сего среди березок такой как бы дворец царя Ирода. Беломраморный вождь, витрины с озвученными диапозитивами (так называемые кубы), сумасшедшие площади и бездонный полумрак, где десяток специалистов могут познакомиться с подлинниками резолюций Бухарина или там Троцкого. А также директор заповедника В. И. Здесенко (в прошлом освобожденный комсомольский вожак истфака МГУ) принимает тут в буфете идейно близких гостей: Китай, Кубу и Корею. Так сказать, три "К", три уголька мирового пожара. Сколько миллионов долларов поглотили эти пещеры Аладдина, не будем даже говорить.
Я обошла эту контору по всем азимутам четыре раза и не встретила ни одной живой души, кроме двух научных сотрудников, проверявших, стуча зубами от свежего ветра истории, исправность наглядной агитации (кубов).
А снаружи, прямо под глухими стенами, паслась корова.
Паслась по праву. У, это скотина древних номенклатурных кровей! Вот ее родословная.
От Рейнботихи осталась ее первоклассная ферма. А также оранжереи, сады и огороды. Большевики, надо отдать им должное, живо назвали все это совхозом "ВЦИК". Ленин любил беседовать с рабочими совхоза, приезжая в Горки оттянуться после мучительного строительства социализма в отдельно взятой стране (побить рябчиков, глухарей, зайцев, лис, косуль, кабанов, медведей, изюбров, кротов, бабочек, пауков, куропаток, чижиков и тех же одичавших коров, никому спуску не давал, страстно любил охоту). Существует легенда, как совхозники, встретив Ильича на охотничей тропе, пожаловались на тяготы продразверстки. Типа последнее отбирают, мрем как мухи, включая детей. Ильич же, вместо того чтобы всадить в неблагодарных по хорошему заряду дроби, крестьян выслушал и пошел обедать. А кусок в горло не идет. Отбил телеграмму Подольскому уездному продкомитету с просьбой быть скромнее. После чего уездное начальство вошло с тем же предложением к крестьянам и, помимо озимых, выкопало у них всю картошку.
Когда в 1929 году возникла ВАСХНИЛ, Рейнботихин двор стал опытной базой академии. Руководил базой прославленный Трофим Лысенко. Потом Никита Трофима с треском разоблачил, и сельхоз "ВЦИК" тоже стал музеем, а заодно и продуктовой базой поселка Горки и всей округи. Новый мавзолей воткнули по соседству с фермой, отчего иностранцы (три "К") часто путали и вместо буфета заруливали в хлев. Навоз унижал высокий дух паломничества, и "базу" прикрыли. Была еще и смежная цель — развеять по ветру перемен прах Лысенко, для чего выведенных им супермолочных коров частично забили, а частично раздали жителям близлежащего колхоза имени Ленина. Где их тоже со временем пустили на котлеты, а оставшиеся выродились и по-прежнему шлепают свои лепешки прямо под ноги верным китайцам.
Такова история встреченной мной буренки.

Буквально каждому — по вере его.

А про Трофима Лысенко много хорошего рассказала бывший зоотехник-селекционер базы ВАСХНИЛ Алла Григорьевна Антонова. Академик был предан идее повышения жира в молоке. Одевался плохо, пуговицы бывали оторваны, но всем женщинам на ферме дарил на 8 Марта цветы. Урожаи при нем неуклонно росли, и никто не доказал, что Вавилова "сдал" именно он. Каждому — по вере его, правильно?
Алла Григорьевна девочкой училась в школе памяти Ленина у снохи академика. С 59-го года работала у Самого. Из зоотехников ушла в 87-м, когда навоз признали несовместимым с этой самой памятью. Десять лет счастлива в местном историко-педагогическом музее, что в помещении самой первой школы деревни Горки. Здесь крестьянскую молодежь пристращала к книге бедная Надежда Константиновна Крупская.
Все в этом Макондо связано. Все в Йокнапатофе этой логично и исполнено смысла. И буквально каждому — по вере его.

Бурьян.

"Важным объектом ГИЗ "Горки Ленинские" является и платформа "Герасимово", от которой 23 января 1924 г. в 11 час. 40 мин. отошел траурный поезд. В 1924 г. платформа "Герасимово" была переименована в станцию "Ленинская". В 1954 г. был открыт вокзал-памятник". Стучусь в окошко кассы. Кассир едва не бросается мне на шею. За последние пять лет я первая прошу отпереть ржавые засовы
"трехъярусного здания, увенчанного шпилем высотой в 15 метров с пятиконечной звездой из золотистого стекла". Внутри — все, как написано в том же музейном сборнике. Дюжина колонн и потолок у черта на куличках. В центре… Что, либеральные дурачки, надеетесь, небось, что в центре кубической капсулы красуется Махатма Ганди с посохом или вдруг Флоренс Найтингейл с букетиком зверобоя, или протопоп Аввакум, крутой старик, раскольничья пальцовка? Не буду мучить вас недомолвками. В центре вокзала в излюбленной позитуре советского монументализма — один традиционный дух здешних мест.
Камень на камень, кирпич на крипич.
"Видите, — жестом боярыни Морозовой кассир вонзает персты в квадратную пустоту свода, — какая архитектура: три куба. Символ вечности".
Лидия Лобачева, отличник МПС, состояла при этом бредовом сооружении начальником, чем, похоже, до сих пор тихо гордится. Хотя символ вечности на малолюдной станции давно заколотили за ненадобностью, а сама Лидия Михайловна плавно переведена в кассиры.
Мною замечено, что чем меньше гражданам от государства пользы, тем активней оно напирает на символы. По уровню ритуальности и плотности символики тоталитарное государство — почти церковь. Не случайно коммунистическая терминология изобилует сакральной лексикой: святой, священный, жертва, проклятие, спасение, вера, вождь, учитель, бессмертие, заветы. Смысл жизни при таком режиме выражен в отношении к главному символу и определяется тем же словом, что и сам институт церкви: культ.
Почему рекламные изображения, постройки, тексты и действия, призванные насаждать среди потомков культ Ленина (оратории, памятники, музейные здания и юбилейные торжества), — столь устрашающи? Как скульптура Бродского на обочине Каширского шоссе — чудовищный дедушка в намокшем пальто шагает на тебя, как сама Неизбежность (некто прострелил ему штанину,
нервы у народа ни к черту). Или как песня, что натужно выводит страшный щекастый бас: "Ленин — это весны цветенье", какой-то ужас.
В Горках, а точнее, на станции Герасимово (Ленинская), откуда двинулся траурный поезд, я поняла. Для нового мира, который он построил при помощи своего непомерного мозга и непомерной гордыни, Ленин должен был стать альтернативным символом вечности. Не плавной и разнообразной вечности вечной жизни, а одной отдельно взятой вечности, специально изобретенной для народа, к которому я наряду с вами принадлежу. Великой и ужасной, невыносимой и непомерной вечности вечной памяти. Противоестественной и противной природе, как кубическая конструкция. Камень на камень, кирпич на кирпич, куб на куб. Не умер наш суккуб!
Умер. Мы прошли до старой платформы Герасимово. Вот станция. Она уж развалилась. Сквозь прогнившие доски пророс бурьян. Его волевые корни разрушают основание гранитной плиты с информацией об отправлении в вечность траурного поезда. Возле насыпи — заброшенный колодец. Для верности заглянули и туда. Но и там — никого. Один бурьян. И фотографический мастер Федоров с радостью это заснял.

Хорошо в Горках!

1998

 

Алла Боссарт

Похожие статьи:

Мир онлайнПортугалия глазами современника 2018 года

Комментарии (1)
модератор # 30 апреля 2018 в 07:25 0
Немного опоздавшее к апрельской дате. Хотя начали забывать какая была дата.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев

Уси-Уси – сайт обо всём живом, пространстве и времени

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?

  • Скорость работы. Веб-сайты загружаются быстрее;
  • Веб-страницы отображаются корректно, что снижает риск пропуска важной информации;
  • Больше удобств в работе с браузером;
  • Улучшена безопасность работы в интернете.